ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори

 Преподаватель Парижского Свято-Сергиевского православного богословского института игумен ИОВ (Геча).   О недопустимости понятия “национальная церковь”

Новые исследования относительно понятия “национальной церкви” показывают, что западное христианство склонно к восприятию этой концепции, всегда охотно приписываемой Православной Церкви. Может быть, эта тенденция вызвана новым подъемом национализма, как в Восточной, так и в Западной Европе. Однако, если мы углубимся в рассмотрение данной проблемы, перед нами возникает вопрос: является ли понятие “национальная церковь” свойственным Православию, или это концепция, пришедшая в Церковь извне? Отсюда возникает следующий вопрос: допустимо ли понятие “национальная церковь” с точки зрения православной экклезиологии.

Концепция нации в раннем христианстве
Концепция “национальной церкви” является понятием, вошедшим в употребление недавно, и иногда используется историками, когда они говорят о древних церквях. Во всяком случае, мы не встречаем это понятие ни в раннем христианстве, ни в раннем Средневековье1.

Нужно отметить, что греческий термин “ethnos” и его латинский эквивалент “gens”, которые переводятся словом “нация”, обозначают в собственном смысле нацию, народ, семью или какое-то множество, исходящее из единого источника. В Новом Завете этот термин употребляется, когда Христос повелевает своим ученикам идти крестить “все народы”(Мф.28,19). Он также используется для того, чтобы обозначить всех тех, которые не являются иудеями (обрезанными), но еще и не стали христианами (крещеными). Также это слово употребляется, когда апостол Павел говорит о “церквях из язычников” (Рим. 16,4), чтобы указать на христиан, обращенных из язычников и находящихся в различных городах и провинциях Римской империи, в отличие от верующих, пришедших из иудеев.

На самом деле, христианские общины первых веков организовываются регионально, в городах или провинциях. Вот почему апостол Павел писал к Церкви в Коринфе, к Церкви в Риме, к Церкви в Ефесе и т.д., и говорил о Церкви в Палестине, Церкви в Сирии и т.д. Однако, эти Церкви не воспринимались как “ национальные ” церкви в современном смысле этого слова.

Об этом же говорит и 34-е апостольское правило2: “Епископам всякого народа подобает знати первого из них, и признавати его яко главу, и ничего, превышающего их власть, не творити без его разсуждения; творити же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без разсуждения всех. Ибо тако будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец и Сын и Святый Дух ”3. Таким образом, правило ссылается на региональные митрополии Римской империи того времени, а не на национальные государства в геополитическом смысле XX века.
В эпоху Вселенских Соборов понятие “национальной церкви” отсутствует. Напротив, все больше наблюдается утверждение понятия территориальных церквей, свойственного первым векам христианства. Это понятие “территориальных церквей” (а не “национальных церквей ”) уходит своими корнями еще в систему митрополий (Никея, 325г.), базирующуюся на принципе местной (локальной) автономии (т.е. на принципе, согласно которому епархия управляется своим епископом), учрежденной региональным синодом (или синодом митрополии под председательством своего митрополита). В этом смысле 6-е правило I Вселенского Собора в Никее (325г.) говорит: “Да хранятся древние обычаи, принятые в Египте и в Ливии и в Пентаполе, дабы Александрийский Епископ имел власть над всеми сими. Понеже и Римскому епископу сие обычно. Подобно и в Антиохии, и в иных областях да сохраняются преимущества Церквей”4. И 7-е правило этого же Собора добавляет: “Понеже утвердися обыкновение и древнее предание, чтобы чтити епископа, пребывающего в Элии (Иерусалиме); то да имеет он последование чести, с сохранением достоинства, присвоенного Митрополии”5.

Второй Вселенский Собор (381г.) уточняет этот принцип “территориальной экклезиологии”, разграничивая территории различных Поместных Церквей. По этому поводу во 2-ом каноне этого Собора говорится: “Областные епископы да не простирают своея власти на Церкви, за пределами своея области, и да не смешивают Церквей, но, по правилам, Александрийский епископ да управляет Церквями токмо Египетскими; епископы восточные да начальствуют токмо на Востоке, с сохранением преимуществ Антиохийской Церкви, правилами Никейскими признанных; также епископы области Ассийския да начальствуют токмо в Асии. Епископы Понтийские да имеют в своем ведении дела токмо Понтийския области, Фракийские токмо Фракии. Не быв приглашены, епископы да не преходят за пределы своея области для рукоположения, или какого-либо другого церковного распоряжения. При сохранении же вышеписанного правила о церковных областях, явно есть, яко дела каждыя области благоучреждати будет Собор тоя же области, как определено в Никее. Церкви же Божий, у иноплеменных народов, долженствуют быти правимы, по соблюдавшемуся до ныне обыкновению Отцев”6. Этот же Собор наметил путь к системе пентархии или пяти древних патриархатов (Рим, Константинополь, Александрия, Антиохия и Иерусалим), утверждая в 3 каноне, что “Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому что град оный есть новый Рим”7.

Даже с политическим возвышением Константинополя, новой столицы империи, мы не видим утверждения понятия “национальной церкви”, но наоборот, распространенным является понятие “территориальных церквей”. Наконец, IV Вселенский Собор (Халкидон, 451г.) уточнил смысл 2-го правила II Вселенского Собора, утверждая в 1-м правиле, что “от святых отец, на каждом соборе, доныне изложенные правила соблюдати признали мы справедливым”8 и постановил в 28-м правиле, что “митрополиты областей, Понтийския, Асийския и Фракийския и такожде епископы у иноплеменников вышереченных областей, да поставляются от вышереченного святейшего престола святейшия Константинопольския Церкви”10. В наше время, когда понятие “национальной церкви” кажется развивается, показательным является то, что это 28-е халкидонское правило порождает недоразумение, переходящее даже в полемику.

Таким образом, мы увидели как постепенно вырисовывалась система (но не учреждение) пентархии. Это та самая система, которую восхвалял император Юстиниан в эпоху, известную своей “византийской симфонией”, т.е. гармонией между церковной и государственной властями. Однако, в этот период мы совершенно не наблюдаем появления понятия “национальная церковь”. Император Юстиниан в самом деле увидел в пентархии, используемой Халкидоном, некое подобие экклезиологического синтеза между монархической и политической концепцией Церкви, выдвигавшей централизацию в столице империи, и полифонической концепцией, отображающей никейскую экклезиологию, исповедываемую александрийцами. Таким образом, пентархия представляет собой систему, а не учреждение, основанную на принципе “территориальных церквей”, а не на концепции “национальной церкви”. Эта система показывает твердое желание Церкви сохранить и утвердить синодальность (соборность) в высшем административном церковном управлении.

Зарождение “национальной идеи” в Европе в эпоху Реформации
Начиная с XVI в. термин “национальный” входит в употребление в Европе, т.е в эпоху появления сильных господств, стремящихся получить власть над Церковью11. Это была эпоха Реформации в Европе, начатая Мартином Лютером в 1517 г. В это же время появились три основных движения, которые несли в себе зародыш концепции “национальной церкви”.

Сначала англиканизм, возникший вследствие разрыва короля Англии Генриха VIII с Римом в 1533 г. Причиной послужил отказ со стороны Рима дать королю каноническое разрешение на развод. После голосования в парламенте относительно закона, по которому духовенство прекратило подчиняться римской юрисдикции, Генрих VIII потребовал от духовенства дать ему присягу следующего содержания: “Мы признаем, что Его Величество является единственным покровителем и верховным учителем, и что, поскольку заповедь Христа это разрешает, Он является верховным главой английской Церкви и ее духовенства”12. Таким образом, Английская Церковь стала зародышем первой “национальной церкви” во главе со своим королем (или королевой) Англии.

В недрах германского католицизма, в эту же эпоху, Николай Гонтеймский, викарий Тревского архиепископа, под псевдонимом Иустина Феврония начинает движение жозефизма. Это движение берет свое начало в Эмской “Пунктуации” в 1786г., документе, изданном тремя архиепископами и принцем-епископом Зальцбурга по случаю учреждения апостольской нунциатуры в Мюнхене. Епископы защищают свои права от “притязаний” пап и требуют полной независимости.

В это же время во Франции возникает галликанизм, движение, стремившееся получить власть управления над Церковью и иметь автономию по отношению к Ватикану. В эту эпоху “должностные лица не прекращают мечтать о национальной церкви, основанной на доктрине консильяризма, где право духовного управления перешло бы к власти, состоящей из мирян. Они все еще надеются взять реванш за конкордат 1516 г. и отобрать у папы право давать канонические институции епископам и аббатам”13. Хотя мы и не находим в текстах этого времени определения “национальный”, современные историки все-же иногда называют галликанскую церковь “национальной церковью”.

Конечно, мы не можем обвинить англиканизм, жозефизм и даже галликанизм в том, что они стали моделью концепции “национальной церкви”. Однако, эти три движения ХVI в., века Реформы, несут в себе зародыш религиозного национализма, имеющего тенденцию смешивать власть земную и духовную, которая впоследствии примет форму “национальной церкви”.

История взаимоотношений лютеранских церквей с государством очень много проясняет в понимании того, что происходило в России в XVIII веке. В действительности, Петр Великий упразднил патриаршество в Русской Церкви в 1721 г. и, приняв за образец модель “национальных церквей”, родившуюся из протестантизма, где главой Церкви является не епископ, согласно экклезиологическому учению Древней Церкви, а глава государства в лице короля, Петр I заменил патриаршество учреждением Святейшего Синода во главе с обер-прокурором, исполняющим повеления царя. По сути, это было экклезиологическое извращение, которое повлекло за собой тяжкие последствия для церковной жизни14.
Необходимо сказать, что концепция “национальной церкви” создает множество проблем в области экклезиологии, и не только среди православных. Возьмем для примера англиканизм, откуда, по большей части, идут истоки этой концепции. Сегодня англикане понимают под термином “национальная церковь” каждую Церковь, которая составляет часть общей жизни нации и признается, как таковая, государственным законодательством. В принципе, их Церковь, Церковь Англии, ограничивается территорией британского государства. Таким образом, француз не может стать членом этой Церкви, не будучи британским гражданином. Однако, эта Церковь имеет власть административного управления в отношении европейской епархии. Этот факт делает английскую Церковь “национальной” Церковью, но с экстратерриториальным полномочием. Но это не является правилом для других стран британского Коммонвелса, т.к. общение англикан во всем мире осуществляется посредством автономных церквей, каждая из которых имеет свое собственное каноническое право, а не управляется универсальной для всех системой. В этом случае “национальный” критерий сливается с “территориальным”, что порождает изоляцию одной Церкви от другой. Возникает также и другая проблема — преемственность. Одна из ветвей английской Церкви, движение методистов, составляет независимое церковное тело и не воспринимается как раскольническая или как разорвавшая отношения с Церковью. Одним словом, в каждом из приведенных случаев, общение (koinonia) этих “национальных церквей” совершенно не сохраняется, а проблема параллельных церквей даже не осознается.

Французская революция и национализм XIX – XX вв.
Французская революция 1789 г. дала новый толчок для развития концепции “национальной церкви”. “Подготовленная философией Просвещения и, еще раньше, протестантской Реформой, французская революция полностью изменила не только Францию, но и всю Европу, включая православные страны”15.

Вслед за этой революцией, на протяжении XIX – XX вв. Европа познала множество националистических движений, девизом которых был принцип, что каждая национальная община должна сформировать свое собственное государство. Эти националистические движения выражали свое удовлетворение или, напротив, свой гнев, доходящий до мятежа, в зависимости от того, существовало или нет такое государство. На протяжении истории эти движения выступали за объединение стран (как это было сделано в Италии и Германии) или за распад какой-либо империи или государства (как это случилось с оттоманской и австро-венгерской империями, СССР, Югославией или Чехословакией). Параллельно этим движениям развивалась концепция “национальных церквей”, согласно принципу, сформировавшемуся в то время, который предполагал учреждение национальной церкви, имеющей одно название с государством.

Таким образом, к этому принципу государственного национализма примыкает религиозный национализм, предполагающий для каждой нации не только учреждение своего собственного государства, но также своей собственной церкви, которая, в свою очередь, защищала бы интересы нации.

Следовательно, нет ничего удивительного в том, что на протяжении XIX – ХХвв. мы наблюдаем в недрах Православной Церкви умножение числа автокефальных Церквей, принимающих вдруг “национальный” характер: Греческая Церковь (1850 г.), Сербская Церковь (1879 г.), Румынская Церковь (1885 г.), Польская Церковь (1924 – 1948 г.), Албанская Церковь (1937 г.), Болгарская Церковь (1945 г.), Грузинская Церковь (1943 – 1990 г.), Церковь Чехии и Словакии (1946 – 1998 г.)16.

Религиозный национализм, пришедший с Западной Европы поразил христианский Восток и создал проблему “этнофилетизма” (или “религиозного филетизма”), хорошо известную православным. Эта концепция, получившая название от греческих терминов ethnos (нация) и phyle (раса, племя), внедрила в церковную среду принцип национализма, смешивающий Церковь и нацию. Отсюда, согласно этому принципу, каждая нация должна не только формировать свое собственное государство, но и свою собственную Церковь, юрисдикция которой распространялась бы не только на четко обозначенную территорию, но и на всю нацию. Так появилась идея формирования Поместной Церкви не согласно территориальному принципу, а национальному, или лингвистическому.

10 сентября 1872 г. в Константинополе был созван Всеправославный Собор, чтобы рассмотреть вопрос в отношении болгар, которые желали создать “национальную церковь” без определенных географических границ, с тем, чтобы ее юрисдикция была вселенской. Болгарская Церковь определяла себя как “национальную” Церковь со “сверхтерриториальным” полномочием. Собор в Константинополе осудил этот филетический религиозный национализм как церковную ересь, напоминая, что Церковь не должна смешиваться с какой-нибудь нацией или расой: “Филетизм, т.е. различие, основанное на этническом происхождении или языке, и требование или осуществление исключительных прав со стороны одного человека или группы людей одной страны и одной крови может иметь некоторое основание в секуляризированном государстве, но... для христианской Церкви, которая есть духовное общение, наученное своим Главой и Основателем понимать все нации в братском единении во Христе, филетизм является чуждым и полностью неприемлемым. Образование в каком-либо месте “отдельной” Церкви, основывающейся на расовом признаке и принимающей только верных одного народа, исключая другие этносы, а также управляющейся только пастырями этой же нации, как этого желают сторонники филетизма, есть явление беспрецедентное...”17.

“Национальная Церковь” и автокефалия
Нужно сказать, что между понятиями “национальная Церковь” и “автокефалия” существует весомое различие. Если отождествить “автокефальную” Церковь с “национальной Церковью”, то необходимо отметить, что принцип автокефалии поглощает понятие “национальной Церкви”, поскольку он предполагает общение (koinonia) Поместных Церквей18.

Принцип автокефалий древний. Он восходит к IV веку и основывается на 8-м правиле III Вселенского Собора (Еф. 4, 31), которым провозглашается автокефалия Кипрской Церкви: “... начальствующие во святых Кипрских церквях да имеют свободу, без притязания к ним и без стеснения их, по правилам святых отец и по древнему обыкновению, сами собою совершати поставление благоговейнейших епископов”19. Таким образом, автокефалия дает право для какой-нибудь Церкви, области или хорошо обозначенной территории самой избирать (auto) своего главу или своего предстоятеля (kephale), поддерживая при этом общение (koinonia) с другими Поместными Церквами, “по правилам святых отец и по древнему обыкновению”.

Это древнее понятие автокефалии часто путали с концепцией “национальной церкви”, заимствованной на Западе и пользовавшейся большим успехом на Востоке в то время, когда православные находились под оттоманским игом. В условиях порабощения и оккупации идея создания для каждой нации своего государства и своей Церкви казалась чем-то вроде освобождения.

Греция первой освободилась от оттоманского порабощения в 1830 г. благодаря националистическому движению, руководимому из Франции Адамантиосом Кораисом. Новый король Греческого Королевства, прибывший из Германии и находившийся под влиянием протестантских моделей, хотел добиться признания самопровозглашенной “национальной” Церкви Греческого Королевства, и желая, чтобы она управлялась синодом во главе с королем. После долгого замаячивания относительно этого религиозного национализма Вселенский Патриарх провозгласил автокефалию Греческой Церкви в 1850 г., во главе которой стал Афинский архиепископ.

Автокефалия, полученная каноническим путем, с одной стороны сохраняет и признает национальное различие, рассматриваемое в конкретных территориальных рамках, и превосходит его, сохраняя, с другой стороны, общение различных Поместных Церквей. Таким образом, автокефалия должна рассматриваться с богословской, а не юридической позиции. Существует огромное различие между понятиями “автокефальная Церковь” и “национальная Церковь”, точно также, как существует огромное различие между сотворенным и несотворенным, между природой и благодатью. Нация — естественная категория, тогда как автокефалия является связующей категорией (т.е. устанавливающей отношения)20.

Говоря еще об автокефалии, необходимо сказать, что ее структура основывается на экклезиологическом учении апостола Павла, утвержденном затем канонами соборов. Исходя из этого учения, Церковь, утвержденная в каком-либо месте по принципу общения (koinonia) Поместных Церквей, не соответствует понятию “национальной” Церкви, которая определяется по отношению к государству, имя которого она носит, и отображает принципы религиозного национализма, крайние формы которого наносят ей вред и ведут к изоляции. В этом смысле, концепция “национальной” Церкви влечет за собой, с одной стороны, некую потерю вселенскости Православной Церкви как Церкви “единой, Святой, Соборной и Апостольской” и, с другой стороны, — секуляризацию. Это было уже отмечено Великим Константинопольским Собором в 1872 году: “Расовый эгоизм, развивающийся в каждой из этнических (“национальных”) Церквей, настолько подавляет религиозные чувства, что трудно становится одной из этих Церквей наблюдать и иметь отношения с другой, как этого требует христианский долг. Более того, все это делается ради этнических (“национальных”) интересов. К тому же, расовые и секулярные интересы, к прискорбию, поглощают сердца людей, мешают религиозному общению с другими народами в таинствах и священнодействиях. Таким образом, божественные и священные предметы всецело низводятся к человеческому уровню, секулярный интерес преобладает над духовным и религиозным. Каждая этническая (национальная) Церковь ищет то, что ей свойственно, и догмату “Церкви единой, Святой, Соборной и Апостольской” наносится смертельный удар. Если ситуация является таковой, а она действительно такова, то филетизм находится в вопиющем противоречии с духом и учением Христовым, и является ему противным”21.
Эта проблема ярко выражена в среде эмиграции. Православная “диаспора” от этого страждет. На самом деле речь идет о прямых последствиях концепции “национальной” Церкви с “экстратерриториальной” властью. Взять к примеру хотя бы только греков. Они строили церкви, чтобы у них были греческие церкви. Но, будучи православными, важным для них было не отличаться от католических, англиканских и других церквей, а отличаться своей греческой национальностью от русских, болгарских или сербских церквей. Смешивая богословие с политикой, Христа и Его Церковь с нацией и ее государством, религиозный национализм стал в ХХ в. ничем другим, как современным идолопоклонничеством.

Заключение
Таким образом, новые исследования в области понятия “национальной церкви” помогли обнаружить много исторических фактов, которые, на протяжении столетий способствовали формированию этого явления. Необходимо сделать несколько заключений относительно представленных фактов, над которыми мы только что размышляли.

1. Концепция нации такая, какой она рассматривается сегодня, есть концепция относительно новая, которая берёт свое начало из националистических движений XIX – ХХ вв., появившихся в результате Французской революции. Эта концепция отличается от понятия “этнос” или “народ”, встречающегося в Писании и обозначающего народы не-евреев. Также, понятие “нации”, встречающееся в канонах, обозначает население определенной территории или региона.
2. Концепция “национальной Церкви” начинает появляться на Западе в эпоху Реформации, когда сильные государства стремились захватить власть над Римской Церковью. С пробуждением национализма в ХIХ в. она развивается, поддавшись искушению смешивания власти непреходящей с властью преходящей, спасение людей с интересами нации, Христа и Его Церковь с нацией и ее государством.
3.      Концепция “национальной Церкви” не имеет основания в канонической традиции Церкви и поэтому не может быть принята православной экклезиологией. Для того, чтобы сохранить верность Преданию Церкви, соблюдаемой “повсюду всегда и всеми”, более приемлемым является употребление концепции “территориальной” или “Поместной” Церкви, которая отображает выражение полноты Христовой Церкви, учрежденной в определенном месте (городе, области или стране), и сохраняющей полноту общения с “Церковью Христовой, распространенной по всей вселенной”, “даже до края земли”.
4.Принцип автокефальной Церкви, дающий право епископам данной территории избирать своего предстоятеля с тем, чтобы это не несло ущерба для общения поместных Церквей, выработался в Православной Церкви, начиная с IV в. на основе территориального принципа и полноты доктринального и дисциплинарного общения Поместных Церквей.
5. Таким образом, мы должны понимать концепцию автокефальной Церкви в смысле территориальных Церквей. “Каждая православная нация, каждая эпоха живет своим собственным коллективным бытием, — греческим, русским, латинским, африканским, средневековым или современным и т.д. Но этот персональный способ впитывания культуры не перерождается в коллективную обособленность и индивидуализм. Он также не застывает в различных “обрядах”. Используя терминологию прп. Максима Исповедника, можно сказать, что каждый православный народ отличается от другого своим собственным tropos, способом своего личностного и неопределяемого бытия, но все имеют одинаковый logos, обладают одинаковыми сущностными свойствами, одинаковым “определением” даже в области культуры”22. Если Церковь Христова может выражаться в своей полноте в территориальных пределах одного государства и проникать в обычаи нации, то это нисколько не умаляет полноту этой же Христовой Церкви, выражающей себя в территориальных пределах соседнего государства, т.к. Христос Един и Едина Церковь, исповедующая Православную веру.
Во время, когда религиозный национализм появляется снова, важно в историческом контексте осознать тот факт, что православная экклезиология всегда защищала принцип “территориальности” и осуждала “религиозный национализм”, который является причиной многих осложнений в общении между Поместными Церквами в наши дни. Применение гетеродоксальной (инославной) экклезиологии не могло не создать трудности. И только через признание наших ошибок мы может быть сможем, Богу споспешествующу, когда-нибудь эти трудности разрешить.

(Перевел с французского Тодер Роман)

Библиографические ссылки и примечания:

1.      См.: В. Basdevant - Gaudement, “ Eglise nationale, histoire d'une expression ”, L 'annee canonique 43 (2001), p.l5–24.
2.      “Апостольские правила” составляют сборник церковных канонов, входящих в состав канонического корпуса Православной Церкви, датируемого III–IV вв. и имеющего антиохийское происхождение.
3.      Цит. по: Правила Святых Апостол и Святых Отец с толкованиями. — М., 1876, с. 74–75.
4.      Цит по: Правила Святых Вселенских Соборов с толкованиями. —М., 1877, с. 23.
5.      Цит по: Правила Святых Вселенских Соборов с толкованиями. —М., 1877, с. 28.
6.      Там же, с. 83–85.
7.      Там же, с. 87–88.
8.      Там же, с. 152.
9.      Цит по: Правила Святых Вселенских Соборов с толкованиями. —М., 1877, с. 244.
10.      Ср.: принцип, датируемый XVI â.: “Cujus regio, ejus religio ”.
11.     Цит. по: В. Dupuy. “ Anglicanisme ”, Encyclopaedia Universalis, t. 2, Paris, 1996, p. 413.
12.     J. Delumeau, “ Gallicanisme ”, Encyclopaedia Universalis, t.10, Paris, 1996, p.59.
13.     См.: Legrand Н. “Les relations entre 1'Eglise et 1'Etat dans la tradition lutheriénne allemande et nordiques”, L 'année canonique 43 (2001), p.32. А также: Флоровский Г., прот. Пути русского Богословия. — Париж, 1937, с. 82–89.
14.     Archimandrite Placide Deseille, “ Tous, vous etes un dans le Christ: Le peuple de Dieu dans 1'Empire et parmi les nations ”, Les Nations dans I'Eglise, Paris, Comite orthodoxe des Amities franñaise dans le monde, 1989, p. 16.
15.     В скобках мы помещаем дату провозглашения автокефалии (а не учреждение патриаршества) каждой из Поместных Православных Церквей. Эти провозглашения следовали, в большинстве случаев, самопровозглашениям автокефалии, вызванным религиозным национализмом, как, например, в Греции (1833 г.), в Румынии (1865 г.), в Болгарии (1870 г.) и в Албании (1922 г.) Нужно сказать, что Грузинская, Болгарская и Сербская Церкви стали автокефальными гораздо раньше (V в. — Грузия, Х в. — Болгария, XIII в. — Сербия), но автокефалия не была продолжительной: в их случае речь идет о новом провозглашении автокефалии. Русская Православная Церковь также провозгласила автокефалию Православной Церкви в Америке в 1970 г. На данный момент эта автокефалия признается не всеми Православными Автокефальными Церквами.
16.     Патриаршие и синодальные послания относительно болгарского вопроса. Цит. по: Metropolite Maxime de Sardes, Le patriarcat àcumenique dans I'Eglise orthodoxe, Paris, 1975, p. 378–387.
17.     См.: Archimandrite Grigorios (Papathomas), “ La dialectique entre “nation etatique” “et autocephalie ecclesiale ”, L 'ane canonique 43 (2001), p.75–92.
18.     Цит по: Правила Святых Вселенских Соборов с толкованиями. — М., 1877, с. 131–132.
19.     См.: Archimandrite Grigorios (Papathomas), “ La dialectique entre “nation etatique” et “autocephalie ecclesiale” L'annee canonique 43 (2001), p.88.
20.     Патриаршие и синодальные послания относительно болгарского вопроса. Цит. по: Metropolite Maxime de Sardes, Le patriarcat àcumenique dans I'Eglise orthodoxe, Paris, 1975, p. 386-387.
21.     Archimandrite Placide Deseille, “ Tous, vous etes un dans le Christ: Le peuple de Dieu dans 1'Empire et parmi les nations” dans Les Nations dans I'Eglise, p. 18.


 
generic viagrapurchase viagrabuy viagra onlineorder viagrageneric vigrapurchase vigrabuy vigra onlineorder vigrageneric viargapurchase viargabuy viarga onlineorder viargageneric cialispurchase cialisbuy cialis onlineorder cialisgeneric clomidpurchase clomidbuy clomid onlineorder clomidgeneric levitrapurchase levitrabuy levitra onlineorder levitrageneric propeciapurchase propeciabuy propecia onlineorder propeciageneric kamagrapurchase kamagrabuy kamagra onlineorder kamagrageneric accutanepurchase accutanebuy accutane onlineorder accutanegeneric zithromaxpurchase zithromaxbuy zithromax onlineorder zithromaxgeneric amoxilpurchase amoxilbuy amoxil onlineorder amoxilgeneric zoviraxpurchase zoviraxbuy zovirax onlineorder zoviraxgeneric deltasonepurchase deltasonebuy deltasone onlineorder deltasonegeneric topamaxpurchase topamaxbuy topamax onlineorder topamaxgeneric lexapropurchase lexaprobuy lexapro onlineorder lexaprogeneric flomaxpurchase flomaxbuy flomax onlineorder flomaxgeneric flagylpurchase flagylbuy flagyl onlineorder flagylgeneric synthroidpurchase synthroidbuy synthroid onlineorder synthroidgeneric inderalpurchase inderalbuy inderal onlineorder inderalgeneric tenorminpurchase tenorminbuy tenormin onlineorder tenormingeneric keflexpurchase keflexbuy keflex onlineorder keflexgeneric diflucanpurchase diflucanbuy diflucan onlineorder diflucangeneric lasixpurchase lasixbuy lasix onlineorder lasixgeneric celebrexpurchase celebrexbuy celebrex onlineorder celebrexgeneric doxycyclinepurchase doxycyclinebuy doxycycline onlineorder doxycyclinebuy cheap viagrabuy generic viagraviagra canadadiscount viagracheap viagrabuy cheap vigrabuy generic vigravigra canadadiscount vigracheap vigrabuy cheap viargabuy generic viargaviarga canadadiscount viargacheap viargabuy cheap cialisbuy generic cialiscialis canadadiscount cialischeap cialisbuy cheap clomidbuy generic clomidclomid canadadiscount clomidcheap clomidbuy cheap levitrabuy generic levitralevitra canadadiscount levitracheap levitrabuy cheap propeciabuy generic propeciapropecia canadadiscount propeciacheap propeciabuy cheap kamagrabuy generic kamagrakamagra canadadiscount kamagracheap kamagrabuy cheap accutanebuy generic accutaneaccutane canadadiscount accutanecheap accutanebuy cheap zithromaxbuy generic zithromaxzithromax canadadiscount zithromaxcheap zithromaxbuy cheap amoxilbuy generic amoxilamoxil canadadiscount amoxilcheap amoxilbuy cheap zoviraxbuy generic zoviraxzovirax canadadiscount zoviraxcheap zoviraxbuy cheap deltasonebuy generic deltasonedeltasone canadadiscount deltasonecheap deltasonebuy cheap topamaxbuy generic topamaxtopamax canadadiscount topamaxcheap topamaxbuy cheap lexaprobuy generic lexaprolexapro canadadiscount lexaprocheap lexaprobuy cheap flomaxbuy generic flomaxflomax canadadiscount flomaxcheap flomaxbuy cheap flagylbuy generic flagylflagyl canadadiscount flagylcheap flagylbuy cheap synthroidbuy generic synthroidsynthroid canadadiscount synthroidcheap synthroidbuy cheap inderalbuy generic inderalinderal canadadiscount inderalcheap inderalbuy cheap tenorminbuy generic tenormintenormin canadadiscount tenormincheap tenormin

© протоиерей Георгий Коваленко '1998
© Официальный сервер УПЦ "Православие в Украине" (при перепечатке материалов - ссылка желательна)

Каталог Православное Христианство.Ру